Психоанализ доэдипального пациента Х.Спотница – от теории к практике. - 24, 25 ноября 2018г.

Почему мы сопротивляемся психотерапии?

Как преодолеть сопротивление?

Помочь нам переосмыслить свою жизнь, чтобы свободнее двигаться по жизни дальше, - такова цель психоанализа. Хотя на этом пути придется преодолеть …. Наше собственное сопротивление, которое может оказаться очень сильным.

Способен ли психоанализ решить все наши проблемы «родом из прошлого»?

Психоаналитики не ставят целью освободить человека от его прошлого или заставить его пересмотреть всю историю его жизни. Смысл психоанализа в том, чтобы пациент открыл для себя свой внутренний мир, вступил с ним контакт, почувствовал и прочувствовал его, что-то из него переработал и получил удовольствие от этой работы. Тогда у него появятся силы двигаться вперед, жить так, как он всегда бы хотел. Вряд ли психоанализ поможет тому, кто абсолютно убежден, что все его проблемы имеют внешние причины. «Вот если бы я женился на другой, все было бы иначе»; «Осталась бы на старой работе, все было бы гораздо лучше»; «Были бы у меня другие родители, у меня была бы другая жизнь и не было бы таких мучений»…  Так проявляет себя наше сопротивление. Сложность любой жизненной истории не только и не столько в наборе наших внешних обстоятельств, сколько в противоречивости внутреннего мира человека, мира его желаний, стереотипов, сложившихся в детстве, пугающих воспоминаний, стыда, агрессии, самонаказаний и фантазий.

Почему мы так боимся заглянуть в себя?

Бессознательное – это бездонный океан. И мы можем прекрасно плавать в его водах, если убедим себя, что мы в бассейне: ни волн, ни морских обитателей там будто бы нет, глубина предсказуема, а вода хлорирована…   И так может продолжаться очень долго, особенно если наша психика хорошо владеет защитными механизмами. Но испугавшись однажды «чудовища», показавшегося из глубины, мы больше в воду не заходим. Или придется потратить очень много времени на то, чтобы все-таки окунуться – подошел, коснулся, убежал… Почему? Именно так работает сопротивление психики, с которым приходится сталкиваться в ходе психоаналитической работы.  Человек что-то вроде чуть-чуть вспомнил, к чему-то приблизился и тут же «убежал», «закрылся». А бывает, что и  реально уходит из терапии. Но в психоанализе принято уважать сопротивление. Так же имеет смысл поступать и со страхами и с психологическими защитами: с уважением принимать их существование, не вынуждать человека принуждать себя к тому, что пока невозможно для него. Понимать, что то, что нам постепенно открывается, бывает действительно невыносимо…

Иногда мы замечаем, что повторяем одни и те же поступки. Можно ли вырваться из замкнутого круга?

Психоанализ как раз для этого и служит. Это трудно, потому что наше сознание прекрасно нам все объясняет: «Ты живешь не с тем человеком»; «Каждый раз тебе попадаются ненормальные начальники»; «Все потому, что в нашем городе нет никаких перспектив»… Бывают и более хитрые формулировки: «Уж такой у меня характер». Эти рационализации помогают нам не смотреть туда, куда смотреть страшно. С психоаналитической точки зрения это может быть связано с ощущением детской беспомощности, когда ребенок иногда чувствует себя исключенным из жизни родителей, а для него это автоматически означает, что он абсолютно один, исключен из мира. И, чтобы помочь человеку не смотреть в ту сторону и не быть ослепленным этой пугающей истиной, вырабатываются защитные механизмы.

Как приблизиться к внутренней правде?

Каждый пациент рассказывает психоаналитику свою версию того, что происходило с ним в жизни. Часто это защитная версия, представление человека о том, что у него было и как. Как правило, образы родителей словно расщеплены на две части: «хорошую» и «плохую». Какую-то из них психика от нас прячет, а какую-то оставляет в сознании. Например, отец – хороший, теплый, который читал сказку на ночь, -  вытесняется.  А злой, плохой, который ругался с мамой, остается.  Наша задача не в том, чтобы восстановить историческую правду, а в том, чтобы сделать фигуры из прошлого более целостными и попытаться осмыслить то, что было вытеснено. В том числе и правду о самом себе: все свои чувства, воспоминания, стыд, свои «плохие Я». И тогда возникнет новая история более близкая к исторической правде, чем к защитной ее версии. Главное понять, что мир сложен, амбивалентен, что мы способны одновременно любить и ненавидеть. Это нас не разрушит. И если в результате долгой и сложной душевной работы с травмирующими событиями произойдет некое таинство, если вдруг между размышлением и переживанием проскочит искра, мысль встретится с чувством – вот тогда мы и открываем для себя новое понимание, новый смысл прошлого, настоящего и будущего.

Сколько времени на это потребуется?

Это достаточно долгий путь. Возможно, это займет несколько месяцев, может быть лет. Ведь чтобы мы не замечали того, что пугает, психика строит вокруг нас глухую стену, на которую мы сможем смотреть годами и… ничего не видеть. Но в какой-то момент психоаналитической работы приходит понимание, что на самом деле эта стена – всего лишь способ не замечать того, что за ней. И тогда в стене появляются очертания двери… Пока она закрыта. На следующем этапе мы решаемся приоткрыть эту дверь. И часто тут же захлопываем ее, потому что боимся «чудовищ», которые могут оттуда вылезти. Движение к внутренней истине – долгий процесс, колоссальная внутренняя работа. Поэтому психоаналитики терпеливо ждут, когда человек сможет сам увидеть другую реальность. Мы никогда не знаем, когда это случится: когда придет способность «плавать» на глубине, «гулять» за стеной и не пугаться собственного страха.

Возврат к списку